Войти

Иван Самарин о прошлом, настоящем и будущем

Во вторник 5 октября в одном из ресторанов Москвы прошла неформальная встреча Ивана Самарина с журналистами, на которую была приглашена и редакция сайта OpenRacing. Напомним, что в сезоне-2010 Иван дебютировал в европейских гонках (Чемпионат Финляндии 2008 года не в счет) и провел его в Формуле-2.

Провел надо сказать не плохо, при том что он выступал на незнакомых ему трассах. Да, были и не удачи, но в целом и сам Иван и его болельщики остались довольны сезоном. Да перед началом сезона Самарин говорил о том, что намерен побороться за попадание в первую тройку по итогам года. Но не вышло выступать стабильно на каждом этапе. Иван и сам этого не скрывает и при этом, что самое главное, не отчаивается и сдаваться не намерен! Обо всем пускай расскажет сам Иван Самарин.

Для начала предлагаем Вашему вниманию вступительную речь Ивана:
«Это первый европейский сезон для меня после годичного перерыва. Давно надо было уезжать в Европу, все к этому шло и вот наконец это случилось.»

«Конечно ожидания были чуть большими, да и от себя я ожидал немного большего. Но несмотря на это получилось достаточно не плохо. Были и хорошие гонки, как например в Брэндс-Хэтче, и борьба хорошая и интересная. Но были и плохие гонки, такие как в Брно, где из рук вон плохо все шло, даже непонятно с чем это могло быть связано. И, таким образом, результат в по итогам сезона 12-й. Особо гордится нечем, но для первого года в Европе в принципе достаточно приемлемо. Вообще много что можно рассказать про прошедший сезон, как впрочем и про саму Формулу-2, где достаточно дружный и интересный коллектив.»

«Для пилота Ф-2 дает достаточно много опыта, в плане полной автономности и самостоятельности, потому что здесь, как не во многих формулах, ответственность лежит только на пилоте. Здесь нет команд, поэтому большая часть решений принимается моими силами, после разговора с инженером.»

«В результате гонщик получает много опыта по настройке автомобиля, по его пониманию. Эти автомобили принципиально отличаются от всего того, на чем я ездил до этого. Конечно, современная Ф-3, если брать Евросерию, по аэродинамике она чуть более эффективная, но там скорости меньше. В Монце, например, у нас скорость доходила до 280 км/ч. Поэтому, в принципе, болид Ф-2 — серьезный автомобиль.
О планах на будущее могу сказать, что логичным бы было продолжить выступления в Ф-2, закрепить и достичь хороших результатов, поставив хорошую точку в своих выступлениях в Ф-2. А так, как дальше все будет развиваться будем смотреть, но одно точно — я в гонках.»

А теперь обо всем по порядку!

Вопрос: Иван, когда у Вас впервые появилась тяга к автоспорту?
Иван Самарин: Когда я в детстве (в возрасте 7 лет) с семьей поехал отдыхать на остров Крит, то там было множество картодромов, что в Москве на тот момент было редкостью. Здесь стоит отметить, что мой папа в детстве увлекался картингом, катался в кружке пионеров.
В итоге отпуск на Крите был испорчен, так как мы всю неделю прокатались на картинге. По приезду в Москву я долго уговаривал родителей, чтобы они отдали меня в картинговую школу, но родители были против. Они понимали, что это большие временные и финансовые затраты. Но в итоге отдали меня в карт-клуб Бригантина, где я занимался зимой два раза в неделю. А уже весной папа «перестал издеваться» и я стал выступать на профессиональном уровне — в Чемпионате России и Чемпионате Москвы. Поначалу, все это конечно было хобби, увлечение, а вот более профессионально к автогонкам я стал подходить года с 2004, с приходом в Ф-Русь.

Вопрос: Что касается психологического спокойствия, как с этим обстоит дело, ведь всю гонку надо быть сосредоточенным!
Иван:Расскажу такой случай. В 1998 году на этапе Чемпионата России по картингу в Питере у меня был первый поул в карьере. Далее гонка, всю её дистанцию лидирую, уже думаю — «как здорово, я ее выиграю». И вот за пару кругов до финиша в последнем повороте меня разворачивает, мотор глохнет и в итоге — для меня сход. Вот с тех пор подобных мыслей стараюсь не допускать. Расслабиться можно только после финиша.

Вопрос: Иван, сколько по времени нужно адаптироваться к трассе и к автомобилю?

Иван: К трассе нужно намного меньше времени, буквально в течении 10-ти кругов ты привыкаешь к ней. Но при этом учитывая, что до этого ты ее проехал на симуляторе.

С машиной сложнее, здесь все зависит от того какой опыт у тебя уже есть в работе с другими машинами (отметим, что Иван гонял на болидах Ф-Русь, затем Ф-3, доводил до ума первый российский болид ArtTech команды Art-Line, который уже второй год подряд не знает себе равных в зачете Trophy Кубка Германии Ф-3, прим. ред)

Вопрос: Страшно вообще так быстро гонять?
Иван: Всегда говорю, что конечно же страшно.

Вопрос: Иван, что можете сказать о первых тестах в Ф-2?
Иван: Когда я ехал на первые тесты, то ожидал взрывные ощущения. На самом же деле все получилось не много не так. Мощности оказалось достаточное количество, но при этом все оказалось достаточно близко к машинам Ф-3. Самые большие отличия были в специфике управления: как ты работаешь с педалями, как выставляешь автомобиль, немного другая траектория в поворотах, даже в скоростных. Например, на более легкой машине Ф-3 удается держать скорость в повороте, а на более тяжелой Ф-2 этого сделать не удается.

Вопрос: Почему было заметно, что во время гонок Вы проигрываете соперникам?
Иван: Да я и сам это замечал. После Валенсии я для себя сделал вывод, что неправильно работал с шинами. Получалось так, что первую часть гонки я отыгрываю, а во второй начинаю «сваливаться».

На первых кругах надо максимально внимательно относиться к шинам, не перегружать их. Любое резкое движение отнимает «жизнь у шин». Я не мог растянуть их «живучесть» на всю гонку, поэтому скорее всего именно с этим и связано мое отставание от соперников. В Валенсии же, особенно во второй гонке, где было под 40 градусов, мне удалось сохранить шины до самых последних кругов!

Вопрос: Что касается инженеров, с кем понравилось работать?
Иван: Инженеры все высокого уровня, кто-то работал в Ф-1, кто-то сейчас как-то с ней связан, много кто работал в Индикаре. Мне понравился Мигель, с которым мы работали в Марракеше и Валенсии. Также Пол Энтони, мы с ним работали в Сильверстоуне и Ошерслебене. Инженеры вообще все хорошие, но как и к любому человеку к ним надо приспосабливаться: кого-то надо подтолкнуть к решению проблемы, кто-то тебе сам предложит несколько вариантов решения проблемы, из которых ты уже сам будешь выбирать.

Вопрос: Зачем нужны инженеры, что они там настраивают если машины у всех одинаковые?
Иван: Вообще в Ф-2 мало что разрешено настраивать!

Вопрос: Т.е. если есть оптимальная настройка, то все ей должны воспользоваться?
Иван: Ну во-первых, все зависит от стиля пилотирования пилота, а во-вторых перед каждым этапом организаторы выдают рекомендованные настройки. С них все начинают, а дальше идет подборка различных изменений. Как раз для этой работы и нужны инженеры, они решают, что еще можно изменить, чтобы ехать быстрее.

Например, если брать крылья, это одни из самых простых вещей, которые можно подглядеть у конкурентов. Например, пилот едет быстро, так можно подсмотреть какой угол атаки антикрыла он выставил. С амортизаторами, с колесами, с подвеской немного сложнее, там больше интересных вещей.

Главное не мешать машине работать — если из быстрого автомобиля сделать еще чуть быстрый автомобиль чрезвычайно сложно, то из быстрой машины очень медленную совсем легко. Тут важна правильная информация от пилота инженеру и правильная интерпретация полученной информации инженером. Например, в Зольдере мы работали с французским инженером Лионом, во время пятничных тренировок я ему жаловался на управляемость машины (недостаточная поворачиваемость). Он мне говорит, что делаем то-то то-то с амортизаторами. Но через некоторое время я к нему снова подошел и сказал, что проблема не решилась. Посмотрели с ним видеозапись, после чего он сказал, что проблема серьезная и надо настроить еще пару элементов. Сделали, и только тогда я поехал. Поэтому когда постоянно работаешь с одним и тем же инженером, он уже по твоим глазам может понять насколько серьезна проблема.

Вопрос: Иван, что Вы можете сказать о своем противостоянии с Сергеем Афанасьевым?
Иван: С Сергеем у нас противостояние давно, с картинга. Для меня он не отличается от других соперников. В Зольдере между нами произошло столкновение, после гонки Сергей подошел и извинился передо мной. Уже кругов за 5-6 до его приближения ко мне я понимал, что он скоро настигнет меня на расстояние атаки и уже был готов обороняться. Вынудил его ошибиться, автомобиль Сергея повело и он цепанул меня. В общем обычный гоночный инцидент. Ничего сверх-естественного в этом я не вижу.

Что касается нашей борьбы в Валенсии, то я не понимаю недовольство команды Lukoil. Да, Сергей боролся за третье место в чемпионате, но я боролся за позицию в гонке. Лично мне борьба очень понравилась.

Вопрос: Какая трасса больше всего запомнилась?
Иван: Больше всего приятных впечатлений оставил Брэндс-Хэтч, причем именно с управленческой точки зрения, там чумовые повороты.

Вопрос: Как Вы можете прокомментировать разговоры о том, что Джонатан Палмер подтягивал своего сына Джолиона?
Иван: Я хочу верить, что все в одинаковых условиях. Каких-то там явных некрасивых моментов я не видел. Где-то по чуть-чуть Джолион собирался и ехал быстро. Да и потом FIA за всем следит, в Ф-2 есть даже медиа-агент следящий за тем, чтобы каждый участник серии получал одинаковое медиа-освещение.

Вопрос: Сильно ли мешает Пламен Кралев своей медлительностью?
Иван: Конечно он мешает и многие пилоты на него жалуются. По регламенту у нас всего две 30-минутные практики в пятницу чтобы изучить трассу. И когда на трассе появляются красные флаги, или же желтые допустим в квалификации, из-за того что он заглох или его развернуло, это неприятно. Но человек он хороший. Когда мы с ним встречались он мне сказал — «я не умею ездить быстро, но я упертый». Хорошо, что есть такие фанаты автоспорта.

Вопрос: Ф-2 — это уже окончательное решение для следующего сезона?
Иван: Самому бы мне хотелось попробовать автомобиль Международной серии Ф-Рено 3.5, хотелось бы попробовать, что это за автомобиль. Эта машина более быстрая, более эффективная в плане аэродинамики. Если с точки зрения карьеры, то Ф-2 это хороший шаг. Так как есть интерес со стороны российских спонсоров, то могу сказать, что следующий год поеду в Ф-2. Серия дает очень много медийной поддержки, популяризирует пилота. Стоунмэн, например, получил тесты в Ф-1, вместе с Палмером он же, как я слышал, поедут в GP2 в следующем году.

Огромное спасибо Ивану и пресс-службе BW Communication за приглашение на эту замечательную встречу. Разговор был продуктивным и конструктивным, поговорили также и о Ф-1, и о российских пилотах в зарубежных сериях, и о положении дел в российском автоспорте.

Фото: OpenRacing и Formula Two